Надежда Андреева: «Любая организация начинается с идеи»

Городской центра проектного творчества (ГЦПТ) – единственная в Новосибирске организация, имеющая технология работы с инновационным мышлением. Ее руководитель и один из создателей – Надежда Андреева. Она рассказывает о создании Центра, работе с городскими проблемами, управлении инновационными процессами.

 

Надежда Андреева: «Любая организация начинается с идеи»

 

- Надежда Александровна, расскажите, как создавался ГЦПТ? 

 

- Любая организация начинается с идеи, которая есть у группы авторов. Эти творцы решают, в какой форме может воплотиться их замысел: как бизнес, как идеология, как

 какой-то структурный элемент города. В «Ноогене», где мы до этого работали, такой идеей было формирование у детей нового способа мышления, с помощью которого они могли бы менять окружающий их мир. Этот опыт хотелось перенести в другую форму. После долгих размышлений мы решили, что это должен быть университет инноваций -  учреждение, которое бы давало возможность сделать образование прикладным. Ведь сейчас высшая школа очень оторвана от практики. И наш способ обучения как раз помог бы справиться с этой проблемой. Однако наша методика не укладывается в существующую систему образовательных стандартов. А значит, организовать университет инноваций при каком-то вузе мы не могли. Поэтому было принято решение создать отдельное учреждение – Городской центр проектного творчества.

 

- Почему идею создания ГЦПТ поддержали новосибирские власти?

 

- В то время они уже написали программу развития наукоемкого производства и инноваций в промышленности города. Поэтому появилась потребность в молодых специалистах, способных работать в этой сфере. Естественно, возник вопрос: кто должен готовить кадры для такой нестандартной работы. Этот заказ не могли выполнить  общеобразовательные школы - у них совсем другие задачи. Вузы тоже бы с ним не справились. Ведь после их окончания молодые люди зачастую не готовы работать даже на традиционных специальностях – слишком велик разрыв между учебной деятельностью и реальным производством. Таким образом, инновационное образование, которое мы собирались дать новосибирским школьникам и студентам, стало очень своевременно для нашего города, и мэрия нас поддержала. Тем более мы предлагали не какой-то невнятный подход, а уже полностью сформированную и отработанную технологию.

 

- Наверное, не просто было убедить новосибирцев в продуктивности детского мышления и жизнеспособности детских идей?

 

- Мы с самого начала видели, что эта продуктивность очень высока. Мы убедились, что детям можно верить и опираться в работе на модели, которые они предлагают. Идеи ребят могут использовать в разных областях: науке, педагогике, предпринимательстве, искусстве. Однако сначала это было совершенно не очевидно чиновникам и специалистам разных отраслей.

Но постепенно ситуация менялась. Представители разных профессий приходили на наши сессии в качестве экспертов, видели модели, которые придумывали дети. И оказалось, что идеи школьников имеют огромное значение для весьма серьезных людей: политиков, бизнесменов, экономистов.

И примерно через 2,5 года наша технология зазвучала в городе, стала анонсироваться на серьезных мероприятиях, таких как Interra, Градостроительный форум «Город завтра», Международный экономический форум в Москве.

 

-  Расскажите, в чем особенность руководства инновационным учреждением?

 

- Возглавлять такую организацию - это сама по себе очень трудная задача. Ведь нужно руководить и людьми, и инновационными процессами. Главная сложность в управлении людьми – нужно всегда быть в тонусе. Кроме того, необходимо постоянно быть в курсе многих тенденций и вопросов, которые интересны твоим сотрудникам.

Управлять инновационными процессами не менее сложно. Ведь в отличие от традиционных товаров и услуг, они не имеют определенного заранее разработанного алгоритма решения. В обычной организации сразу ясны пути развития, известен сам продукт,  рынок сбыта и пр. В нашем же случае заранее часто не понятен не только продукт, но и его назначение, целевая аудитория. На такие ключевые вопросы нет явных однозначных ответов.

Например, мы решаем проблему: отсутствие активности у молодежи. Обычно у нас для этого организуют зарницы, помощь молодежи пожилым и пр. Но все это, как правило, не связано с формами активности, которые у них уже есть: граффити, стрит-культура, альтернативная музыка. Поэтому предлагаемая деятельность зачастую оказывается им не органична. Но как изменить ситуацию и связать ее с преобразованием города – пока большой вопрос.

 

- Как же удается решать такие сложные проблемы?

 

- Для этого нужно изучить различные «слои»  вопроса: культурные, исторические, социальные и др. Кроме того необходимо увидеть проблему не изолированно, а в системе сущностных связей, наиболее значимых для рассматриваемого вопроса. Но эти связи, как правило, очень трудно выделить. В этом нам как раз помогают проектные сессии.

 

- В самом названии «Городской центр проектного творчества» заложена  связь с Новосибирском. Как эта связь проявляется в Вашей работе?

 

- Два года назад мы проводили социологическое исследование: выясняли отношения новосибирцев к своему городу. Оказалось, что у многих, не зависимо от возраста и социального статуса, есть ощущение временности. Люди не чувствуют себя здесь дома, у них постоянное ощущение транзита. Одна из причин, по которой сложилась такая ситуация, - несимметричность вложений людей в свой город и их потребления его ресурсов. Новосибирцы пользуются  городским транспортом, системами образования, здравоохранения. Однако они не понимают, что они могут сделать для его улучшения. Посадить березу? Покрасить забор? Организовать бизнес? Мы пришли к выводу, что эта несимметричность – базовое нарушение городского пространства. И сейчас мы меняем эту ситуацию.

Для этого был создан проект «Новосибирск – город авторов», благодаря которому мы хотели восстановить авторство в городе. Ведь свой автор есть у каждого здания или объекта. Но многие новосибирцы об этом не знают, и у них возникает опущение анонимности пространства, в котором они живут. Для ликвидации этого ощущения мы создали трамвайную экскурсию «Новосибирск в чувствах и судьбах». Там рассказывались истории людей, которые основали в Новосибирске какие-то объекты, жили в нем случайно или проезжали через город. Эти истории были развернуты в аудио-спектакли. Например, экскурсанты услышали монолог актрисы, приехавшей из питерского театра, которая рассчитывала получить главные роли в Оперном театре. Но

в фаворе у режиссера оказались другие. Или сказку, которую мама читает своему ребенку.

 

- Как это способствовало ликвидации ощущения анонимности у слушателей?

 

- Герои аудио спектаклей показывали какую-то жизнь здесь и сейчас. И это позволило пассажирам трамвая вспомнить и актуализировать свой опыт общения с городом, создать к нему собственное отношение. Этот психологический процесс схож с воспоминаниями о местах детства. Мы помним, как в нашем родном доме скрипели половицы, помним запах скатерти на столе. Также и здесь: если возникает какой-то особый след, то тебе кажется, что ты преобразуешь это место, начинаешь себя с ним ассоциировать. Это очень сильный чувственный опыт. И тогда желание уехать пропадает. В конце экскурсии, участники сказали: «Мы вошли в трамвай в одном городе, а вышли совершенно в другом».

 

- В своей организации вы работаете именно по принципу создания проектов?

 

- Да. Время госзаказов давно прошло. Сегодня актуально именно проектное отношение к жизни. Ведь проект – это ответ на какой-то вопрос, проблему, противоречие, существующее в обществе. Из него можно реализовывать свои ценности, можно собрать команду по интересам и идеологии, можно организовывать бизнес.

 

- Технологию, по которой работает ГЦПТ, можно без преувеличения назвать инновационной, не имеющей мировых аналогов. Расскажите, чем она принципиально отличается от множества других образовательных методик?

 

- В обычной образовательной парадигме, в которой учились мы, наши родители и бабушки, которой насчитывается уже более 300 лет, обучение происходит поступательно: от простого к сложному. Но есть и другая система развивающего образования. Там детям сначала даются сложные категории:  понятие числа, отношение (как физическая категория), система счисления, а потом уже все это конкретизируется.  «Нооген» - тоже разновидность другой образовательной парадигмы. Перед детьми ставится задача, но не сугубо предметная, а та, которая находится в междисциплинарном поле. Например, связанная с категорией времени, которая есть и в психологии, и в физике, и в философии.

Еще одно важное отличие – задача, поставленная перед детьми, должна быть обязательно парадоксальной, сталкивающей разные картины мира. Например, «Построить математику точек зрения». Точка зрения – это гуманитарное понятие. А математика – точная дисциплина. Поэтому не понятно, как можно придумать такую науку. Но очевидно, что пытаясь это сделать, дети придумают какие-то новые дисцлпины. Как, например, математика Лобачевского, благодаря которой мы смогли полететь в космос.

Таким образом, перед детьми ставятся изначально сложные задачи, решения которых мы не знаем сами. Школьникам не предлагается готовых средств и способов решения – мы даем им возможность придумать все это самим. В итоге они создают много различных вариантов. Получаются довольно жизнеспособные модели, которые могут дорабатывать люди разных профессий, доводя это их до какого-то конкретного воплощения. Не важно, будет ли это программа развития гражданской активности или новая научная теория.

 

- Основное муниципальное задание ГЦПТ – программа РПИК.  В чем заключается суть этой программы?

 

- Ранняя подготовка инновационных кадров – это целостное воплощение многих наших идей. Мы работаем с определенным количеством детей, формируя у них разные навыки и компетенции.  Поэтому ребята, которые ее пройдут, будут обладать высоким новаторским потенциалом и смогут решать очень сложные задачи. Это будет своего рода элита, которая сможет работать в условиях формирующейся инновационной экономики.

 

- Почему проекты ГЦПТ важны для города?

 

- Важными мы считаем те проекты, которые разрешают какие-то городские проблемы на грани взаимоотношений человека и города. Многие годы мы работаем со стратегическим планом развития Новосибирска и выясняем, почему ряд проблем не удается решить.  Например, вопрос создания имиджа нашего мегаполиса. Мы выяснили, что Новосибирск с самого начала мыслился как транзитный город. И, возможно, эта категория буквально пронизывает все его ипостаси. Это и транзит идей, и транзит грузов, и транзит научных разработок. Многие вещи, приходя в Новосибирск, из идеи вырастают в технологию и начинают воплощаться. Например, технологию «Нооген» мы привезли из Красноярска, а здесь она уже стала основой для новой организации. Имидж города – это не абстрактные идеи. Это отношение людей к месту, где они живут. Но как сформировать этот имидж у наших горожан?

Каждый наш проект, наша акция – это ответ на какую-то актуальную проблему на границе Новосибирска и горожан. Своеобразный эксперимент на стенде, после которого опробованную модель можно внедрить в производство. Сейчас мы выявили несколько трудностей, над которыми нужно работать: идентичность людей с городом, творческая реализации в городе, общий социальный оптимизм, симметричности и несимметричности вкладов людей в Новосибирск и отдачи. На их решение были направлены наши акции «Карнавал мечты», «Интерактивная трамвайная экскурсия», «Альтернативная летняя занятость подростков» и др.

 

- Особенно хотелось бы выделить новый проект – организация в Новосибирске Human park. Расскажите, как зародилась идея его создания и в чем заключается его основная суть?

 

- В Европе существуют так называемые арт-резиденции. Это определенные территории, которые живут по своим законам. Там художники открыто взаимодействуют с обществом, устраивают интерактивные форматы. Скажем, не только рисуют, но и организуют образовательные курсы для детей, практику для студентов и пр.

В нашей стране таких сообществ пока нет, и Human park как раз бы мог стать одним из них. Это могло бы быть необычное место, в котором постоянно происходило бы что-то   интересное для людей разных возрастов и социальных слоев: мастер-классы, флеш-мобы, перфоменсы. А создавали бы их сами участники.

Попадая на эту площадку, люди могли бы узнавать много нового и интересного, развиваться, меняться. Там бы постоянно происходили «креативные» события – изменения в мышлении людей, изменение их способов жизни.

 

- Какие перспективы развития ГЦПТ Вы видите кроме этого проекта?

 

- У детей, участвующих в программа РПИК, очень интересный подход к жизни и неординарный взгляд на проблемы. Мы бы хотели, чтобы их идеи и разработки получили дальнейшее воплощение и развитие. Возможно, это будут особые лаборатории в вузах. Или  мы организуем целевые наборы в лучшие высшие учебные заведения. Может быть, это будут какие-то особые не образовательные сообщества. Главное, чтобы эти дети в дальнейшем могли использовать свои навыки и успешно устроиться в жизни.

19.11.2017

 

Впервые 1 октября 2017 года дети из Лаборатории альтернативной энергетики ГЦПТ продемонстрировали в действии катушку «Тесла», которую они создали своими руками под руководством опытных кураторов кандидата биологических наук Асиньярова Геннадия и специалистов-инженеров Дубовиченко Андрея и Гусарова Ильи.

 

Участники Лаборатории для детей и приглашенных экспертов проделали яркие театрализованные эксперименты с электричеством без розеток и батареек, показали удивительные спецэффекты, а потом рассказали как это у них получилось с научной точки зрения.

18.11.2017

09 ноября 2017г учащиеся школы №66 под руководством специалистов Лаборатории игровой механики Городского центра проектного творчества разработали свои сценарии жизнедеятельности человека, которые позволяют минимизировать долю отходов до оптимальных для городской среды значений. Каждый сценарий прошел проверку на экономическую целесообразность и отвечает потребностям современного человека, по крайней мере, так, как их представляют себе подростки. 

10.07.2017

С развитием интернета мир превратился в единую сеть, в которой любой абонент может связаться с кем угодно.

Изначально, высшей целью общества было достижение бессмертия человека. Люди были готовы на все