Детская фабрика игрушек: экспертное мнение

 

Минувшим летом 50 ребят от 14 до 18 лет обучились на курсе «Промышленный дизайн» и стали сотрудниками МАУ «ГЦПТ» в проекте «Детская фабрика игрушек». Мы встретились с Арсентьевой Ниной Михайловной, экспертом в области трудовых отношений, старшим научным сотрудником ИЭОиПП, чтобы обсудить результаты курса и узнать её мнение о ДФИ.
 
- Нина Михайловна, проект «Детская фабрика игрушек» позиционирует себя как инновационный. «Детская фабрика игрушек» объявлена первым в мире детским производством. Как вы считаете, может ли «Фабрика» претендовать на статус инновации только потому, что на ней работают дети? Или мы имеем ввиду нечто иное, когда говорим об её инновационности?
 
 
- Использование детского труда инновационностью, конечно, не является. Труд детей использовался во всем мире издревле. Здесь можно вспомнить и английские мануфактуры 18-19 веков, и русское крестьянство и ремесленничество. Но детскому труду в этих случаях всегда отводилась роль вспомогательного, подчиненного труду взрослых. Дети были помощниками, подмастерьями,но никогда мастерами. Их труд не являлся ключевым звеном, вся ответственность за конечный результат лежала на мастере.
На ДФИ детям предоставлена вся линейка рабочих мест - конструкторы, исполнители, менеджеры, руководители и т.д. Дети отвечают за все. В этом состоит существенное отличие ДФИ от предыдущих практик.
 
- Были ли в истории мирового и российского производственного опыта нечто похожее на «Детскую фабрику игрушек».  Действительно ли ДФИ может считаться первым в мире детским производством? 
- Аналоги в прошлом найти можно. По крайней мере, в советском прошлом их  достаточно. Можно вспомнить фабрики-коммуны А.С. Макаренко, учебно-производственные бригады и т.д. Но здесь следует отметить,  эти практики были частью либо воспитательного, либо учебного процесса. Производственный аспект всегда был вторичным. В этом смысле «Детская фабрика игрушек» действительно может претендовать на первенство.
Правда, пока неясно, удастся ли вывести ДФИ на уровень полноценного производства со всеми присущими ему показателями - себестоимость, рентабельность, прибыль, сбыт и т.д.
Надо учесть, что конкурентная борьба предприятий может сложиться не в пользу ДФИ по двум причинам: 1) сокращенный рабочий день; 2) быстрая сменямость кадров. Дети ведь взрослеют - и вот, они уже не дети.  
- Проект «Детская фабрика игрушек» находится в самом начале своего становления, и конечно он пока не является тем, чем он призван стать. Однако первый производственный опыт уже получен, кадры обучены и есть первая продукция. Как вы оцениваете проект ДФИ на данный момент?
- Для меня ДФИ – логическое продолжение программы РПИК. Это очевидно, если сместить акценты с производства на компетенции, которые осваивают дети в процессе работы на Фабрике. Дети от теоретизирования в решении парадоксальных задач переходят к их практической реализации. Здесь я имею ввиду их умение работать в команде, распределение ролей и т.д.
В ДФИ происходит комплексное накопление компетенций через практику. А знание, опробованное на практике - это уже навык. Я бы назвала ДФИ реальным профориентационным проектом в сегменте социально-должностной иерархии.  
 
- Нина Михайловна, если все-таки вернуться к производственному аспекту ДФИ, как вы считаете, может ли детское производство быть выгодным с точки зрения бизнеса? В чем его преимущества?
 
- На детской фабрике, если мы обращаемся к её эталонному образу, существует детская экспертиза. Она точнее, потому что дети еще не покинули то социальное пространство, где находится их потенциальный потребитель – другие дети. Они не забыли их язык, помнят их предпочтения и желания, но уже знаю, как их реализовать. Здесь на лицо определенная экономия времени и  ресурсов. Поэтому дети на  производстве «выгодны», с точки зрения анализа рынка под конкретный продукт или линейки продуктов

Этим летом 50 ребят в возрасте от 14 до 18 лет обучились на курсе «Промышленный дизайн», организованном на средства Фонда президентских грантов, и стали сотрудниками МАУ «ГЦПТ» в проекте «Детская фабрика игрушек».

Мы встретились с Арсентьевой Ниной Михайловной, экспертом в области трудовых отношений, старшим научным сотрудником ИЭОиПП, чтобы обсудить результаты курса и узнать её мнение о ДФИ. 

- Нина Михайловна, проект «Детская фабрика игрушек» позиционирует себя как инновационный. «Детская фабрика игрушек» объявлена первым в мире детским производством. Как вы считаете, может ли «Фабрика» претендовать на статус инновации только потому, что на ней работают дети? Или мы имеем ввиду нечто иное, когда говорим об инновационности ДФИ? 

 - Использование детского труда инновационностью, конечно, не является. Труд детей использовался во всем мире издревле. Здесь можно вспомнить и английские мануфактуры 18-19 веков, и русское крестьянство и ремесленничество. Но детскому труду в этих случаях всегда отводилась роль вспомогательного, подчиненного труду взрослых. Дети были помощниками, подмастерьями, но никогда мастерами. Их труд не являлся ключевым звеном, вся ответственность за конечный результат лежала на взрослом.

На ДФИ детям предоставлена вся линейка рабочих мест - конструкторы, исполнители, менеджеры, руководители и т.д. Дети отвечают за все. В этом состоит существенное отличие ДФИ от предыдущих практик.

 

 

- Были ли в истории мирового и российского производственного опыта нечто похожее на «Детскую фабрику игрушек».  Действительно ли ДФИ может считаться первым в мире детским производством? 

- Аналоги в прошлом найти можно. По крайней мере, в советском прошлом их достаточно. Можно вспомнить фабрики-коммуны А.С. Макаренко, учебно-производственные бригады и т.д. Но здесь следует отметить,  эти практики были частью либо воспитательного, либо учебного процесса. Производственный аспект всегда был вторичным. В этом смысле «Детская фабрика игрушек» действительно может претендовать на первенство.Правда, пока неясно, удастся ли вывести ДФИ на уровень полноценного производства со всеми присущими ему показателями - себестоимость, рентабельность, прибыль, сбыт и т.д.Надо учесть, что конкурентная борьба предприятий может сложиться не в пользу ДФИ по двум причинам: 1) сокращенный рабочий день; 2) быстрая сменямость кадров. Дети ведь взрослеют - и вот, они уже не дети.  

 


- Проект «Детская фабрика игрушек» находится в самом начале своего становления, и конечно он пока не является тем, чем он призван стать. Однако первый производственный опыт уже получен, кадры обучены и есть первая продукция. Как вы оцениваете проект ДФИ на данный момент?

- Для меня ДФИ – логическое продолжение программы РПИК. Это очевидно, если сместить акценты с производства на компетенции, которые осваивают дети в процессе работы на Фабрике. Дети от теоретизирования в решении парадоксальных задач переходят к их практической реализации. Здесь я имею ввиду их умение работать в команде, распределение ролей и т.д. В ДФИ происходит комплексное накопление компетенций через практику. А знание, опробованное на практике - это уже навык. Я бы назвала ДФИ реальным профориентационным проектом в сегменте социально-должностной иерархии.  

 

- Нина Михайловна, если все-таки вернуться к производственному аспекту ДФИ, как вы считаете, может ли детское производство быть выгодным с точки зрения бизнеса? В чем его преимущества?

- На детской фабрике, если мы обращаемся к её эталонному образу, существует детская экспертиза. Она точнее, потому что дети еще не покинули то социальное пространство, где находится их потенциальный потребитель – другие дети. Они не забыли их язык, помнят их предпочтения и желания, но уже знаю, как их реализовать. Здесь на лицо определенная экономия времени и  ресурсов. Поэтому дети на  производстве «выгодны», с точки зрения анализа рынка под конкретный продукт или линейки продуктов.

28.10.2019

10 октября участники программы "РПИК" решали задачу о взаимодействии общественных институтов со школьниками и студентами.

Проектируя задачу для этой сессии, мы рассчитывали на высокую активность молодежной аудитории. Мы думали, что тема благодатная, что достаточно спросить «а чего же вы действительно хотите», и ребята начнут свободно высказываться,  делиться мечтами и генерировать идеи. Мы были почти уверенны, что нас ждут жаркие дискуссии, неудобные вопросы, озарения, смелые мысли, достойные доклады… что мы многое поймем про молодежь, обобщим и напишем сильный текст о реальных запросах молодежи, а потом окрыленные новыми знаниями, разойдемся думать, как бы это все воплотить в жизнь.

Но этого не случилось…

01.07.2019

 

Городской центр проектного творчества совместно авторской школой «НООГЕН» и Центром молодежного инновационного творчества «ZOOMER» начинает большой проект – практико-ориентировнный курс «Промышленный дизайн» для подростков от 14 до 18 лет по подготовке к работе на инновационном предприятии в рамках временного трудоустройства.

Этот курс специально для тебя, если тебе от 14 до 18 лет, и ты уже проходил школьный курс черчения и геометрии.

Если у тебя есть интерес к 3D моделированию,
программированию 
работе на высокоточных станках (включая 3D-принтеры)

Если ты 
любишь мастерить и изобретать 
хочешь прокачать свои навыки в векторной графике, схемотехнике, электронике, 3D моделировании
не прочь поработать именно как дизайнер, проектировщик или конструктор игрушек.

Если ты узнал себя, значит этот БЕСПЛАТНЫЙ практико-ориентированный курс «Промышленный дизайн» именно для тебя!

Далее более подробно...

06.06.2019

1 июня стартовала программа «Альтернативная летняя занятость подростков» в Городском центре проектного творчества. Что это значит? Это значит, что девять школьников заключили свой первый трудовой договор, завели медицинские и трудовые книжки и… получают свою первую заработную плату.

Кто-то из трудоустроенных подростков готовит мероприятия на городские праздники, оформляет декорации для интерактивных площадок,а кто-то на правах сотрудника Городского центра обеспечивает внутренние процессы. Но все уже попробовали проектную деятельность в формате городского мероприятия.  Именно подростки из программы альтернативной занятости придумывали, организовывали и проводили  интерактивную площадку «Чудесный город» для маленьких жителей Новосибирска.